Татьяна Сорокко (Tatiana Sorokko)

На фоне глобальных событий 1989 года никто не обратил внимания на молодую девушку, которая пересекла несколько границ и приехала в Париж принять участие в показах Недели высокой моды. Ее звали Татьяна Сорокко, ей было 17 лет. В Париже она готовилась принять участие в показе коллекции haute couture модного дома «Yves Saint Laurent».
Сказать по правде, Татьяна Сорокко была далеко не первой русской, принимавшей участие в показе знаменитого западного модельера. Такие истории случались и до нее. Но подавляющее большинство русских манекенщиц за границей до появления Татьяны или были иммигрантками, или приезжали на Запад в составе специальных делегаций для демонстрации коллекций советских модельеров.
Татьяна Сорокко, появилась во Франции совсем в другое время и в других условиях: уже вовсю шла перестройка, в Европе учили слово «гласность», а для поездок за границу больше не требовались специальные разрешения. И все же появление Татьяны на Неделе высокой моды было по-своему необычным. Она была одной из первых, чей приезд в Париж был организован при поддержке западного модельного агентства. Им стало французское «Marilyn», для которого участие Татьяны в показе «Yves Saint Laurent» оказалось пробным опытом
сотрудничества с неизвестной, но притягательной Россией. Татьяну заметила директор агентства Мэрилин Готье (Marilyn Gauthier), которая встретила 17-летнюю модель в Москве и предложила ей попробовать свои силы в Париже.
К тому моменту «Marilyn» было молодым, но быстро набирающим обороты агентством. Оно было основано в 1984 году, а среди его подопечных уже числились такие звезды, как датчанка Хелена Кристенсен (Helena Christensen). Всего за три года до этого Хелена выиграла звание «Мисс Дания» и уже очень успешно работала в Париже. Одной из звезд эпохи супермоделей она станет в течение нескольких следующих месяцев.
И все же до настоящего расцвета агентству «Marilyn» оставалось несколько лет: пока еще не было контрактов с Кейт Мосс (Kate Moss), еще не открылись представительства в Нью-Йорке и Сан-Паулу. Знакомство с Россией открывало для «Marilyn» очень интересные перспективы: интригующая и стремительно входящая в моду страна, огромное количество желающих попробовать себя в качестве модели и невероятный выбор типажей и образов. Это гарантировало интерес к России в конце 1980-х.
Тот же 1989 год стал переломным и для российского модельного бизнеса. В этом году появи­лось первое русское агентство «Red Stars», предложившее девушкам принципиально новые условия работы. Оно было основано европейской компанией, которая организовывала в России гастроли Яна Гиллана (Ian Gillan), Сюзи Кватро (Suzi Quatro), «Black Sabbath» и «Pink Floyd». Возглавить новый проект пригласили бывшую манекенщицу Татьяну Кольцову — так в Москве появилось агентство, которому суждено было изменить картину модельного бизнеса в стране, еще недавно находившейся за непроницаемым железным занавесом.
Несмотря на юный возраст, приехавшая в столицу Франции Таня Сорокко считалась по советским меркам опытной моделью. За ее плечами была работа в модном центре «Люкс» и у самого Вячеслава Зайцева. Немногие манекенщицы могли похвастаться таким послужным списком: она позировала известным фотографам, выходила на подиум в престижных показах и могла себе позволить не заниматься модельной поденщиной — участием в демонстрациях фабричных коллекций за нищенские гонорары. Однако в глазах западных коллег она была абсолютной дилетанткой. Опыта работы на мировых подиумах у нее не было, требования к моделям были не совсем понятны, правила игры — неизвестны.
Между тем работа на французском подиуме оказалась совсем не такой, как в России. В Москве крупные модные шоу были большой редкостью. Самым распространенным форматом являлись показы при авторских ателье или демонстрация одежды в общесоюзных или региональных домах моды, основанных еще в советское время. И в том, и в другом случае это были камерные залы, которые предполагали относительно небольшой размер подиума и как следствие — совершенно определенный образ и тип поведения модели.
В Париже все было совершенно иначе: другой масштаб показов, другой уровень подготовки манекенщиц, другая традиция и другой опыт модной жизни. Считалось, что любая манекенщица, приглашенная на парижскую модную неделю, понимает, как нужно правильно двигаться и правильно вести себя на подиуме. Татьяна оказалась в очень затруднительном положении: необходимо было соответствовать тому уровню шоу, на который она претендовала, а необходимого опыта катастрофически не хватало.
Жизнь в статусе европейской модели оказалась совсем не простой. Для начала необходимо было выучить языки — английский и французский. Без этого работать было бы невозможно. Затем оказался необходим новый круг общения, ведь старые друзья и знакомые остались в Москве. А специфика новой работы требовала активного общения в профессиональной среде. Наконец выяснилось, что карьера манекенщицы предполагает напряженный каждодневный труд. И это сильно отличалось от тех представлений о карьере модели, которые царили тогда в России.
Среди новых знакомых Татьяны в Париже оказался Юбер де Живанши (Hubert de Givenchy), который повлиял на ее судьбу и отношение к профессии. За год до появления Татьяны Сорокко в Париже Живанши продал свой модный дом Бернару Арно (Bernard Arnault) и его компании «LVMH», контролирующей добрую половину всего модного бизнеса в мире. По условиям соглашения Живанши оставался дизайнером основанной им марки, а управление финансами переходило к «LVMH». В 1989 году началась долгая компания против Юбера де Живанши, которая
закончилась в 1995 году его увольнением из собственного модного дома.
Имменитые модели, за спиной у которых были многократные участия в самых престижных показах по всему миру и съемки для лучших модных журналов, ежедневно много и напряженно работали.
В судьбе Татьяны Сорокко был свой великий фотограф. Им оказался француз Ги Бурден, который начал работать в «Vogue» еще в 1960 году по рекомендации легендарных Мэна Рея (Man Ray) и Жака Фата (Jacques Fath). Именно он коренным образом изменил стиль модной фотографии в 1970-1980-е годы. Во многом благодаря Бурдену изображения в модных журналах стали более провокативными и драматическими. В 1989 году ему исполнилось 60, и к тому моменту его фотографии уже навсегда изменили взгляд на моду.
Татьяну он пригласил на съемки для журнала «Harper’s Bazaar», которые проходили в отеле «Georges V». Бурдену нужна была модель, кото­рая сочетала бы в своей внешности два взаимоисключающих качества — с одной стороны, была бы образцом классической красоты и в то же время выглядела бы несколько провокационно. Татьяна Сорокко оказалась именно такой героиней, и это касалось не только черт ее лица, но и образа в целом. Татьяна выросла в других условиях и в другой культуре, и это накладывало определенный отпечаток на ее модельный имидж. Для рекламной серии были выбраны вещи «Valentino», «Chanel», «Christian Dior» и «YSL», и эта работа ощутимо подняла рейтинг молодой русской модели. Для Ги Бурдена это была одна из последних съемок: его не стало в 1991 году.
Профессиональная биография Татьяны Со­рокко — это история о том, насколько много значит в модельном бизнесе мода на определенный тип внешности. Она начала свою карьеру в самом конце 1980-х, когда казалось, что мода всегда будет подчеркнуто чопорной и серьезной, а красивые женщины всегда будут похожи на Ким Бессинджер. Замешанная на харизме нестандартная красота была скорее исключением, чем правилом. Этим принципам облик Тани Сорокко соответствовал идеально. Но времена менялись, а вместе с ними в моду входили новые героини. Именно им предстояло до неузнаваемости изменить моду будущего.
Татьяна вышла замуж за русского эмигранта, который занимается торговлей произведениями искусства и является владельцем нескольких художественных галерей. Она проводит больше времени в Америке, чем в Европе, и сменила открывшее ее когда-то агентство «Marylin» на «IMG» — одно из крупнейших в мире модельных агентств с офисами в Нью-Йорке, Париже, Милане и Лондоне. Ее профессиональная биография оказалась достаточно долгой. Татьяна Сорокко выходила на подиум еще в конце 1990-х: она работала в показах «Vivienne Westwood», «Jacques Fath», «Veronique Leroy» и «Gres». Тем не менее модельный бизнес перестал быть основной сферой ее деятельности. Татьяна так и не стала манекенщицей номер один в мире, но именно она открыла новую эпоху модельного бизнеса в стране, которая в 1989 году еще называлась Советский Союз.

Close