Полина Куклина (Polina Kouklina)

Полина родилась в Москве в 1986 году. В это время интерес к моде в России увеличивался с каждым годом. А главное — росло желание приобщиться к миру моды или, по крайней мере, организовать в России собственную модную жизнь. В 1988-м, когда Полине исполнилось два года, в Москве прошел первый конкурс красоты. Когда ей исполнилось три, открылось модельное агентство «Red Stars». Полина Куклина пошла в школу, когда в Москве стали проводить модельный конкурс «The Look of the Year», переименованный позже в «Elite Model Look».
Невозможно было сделать вид, будто ничего не происходит. У многих появились друзья и знакомые, прямо или косвенно связанные с модным миром. У кого-то одноклассники ходили на отборочные туры модельных конкурсов, кто-то занялся модной фотографией, кто-то записался в шко­лу при модельном агентстве, у кого-то нашлись знакомые, работавшие в модных журналах.
Тогда же, в середине 1990-х, в России началась эпоха глянцевой прессы. Первым изданием, выпущенным в этом формате, был журнал «Cos­mopolitan»: он появился в 1994 году. Но для «Cos­mo» мода была лишь одной из тем. Она обсуждалась наравне с рекомендациями для первого свидания или советами на тему, как вести себя в офисе.
Поколение Полины Куклиной казалось совсем другим. Это были люди, с детства более или менее свободно говорившие по-английски, много путешествовавшие и выросшие в ситуации, ко­гда любой модный журнал легко можно купить в уличном киоске. Интересоваться или заниматься модой считалось в порядке вещей. Эта сфера по-прежнему казалась трудноступной, но уже была достаточно привычной.
Профессия модели подразумевала образ жизни, который в конце 1990-х многим уже казался естественным: новые города, другие страны, интересный круг общения. Работа модели выглядела привлекательной благодаря этой возможности жить в открытом интернациональном мире — без границ, без условностей и без унылых ценностей мещанского быта. Быть моделью значило стать гражданином мира. И даже больше. Это значило стать красивым гражданином мира — от такой перспективы решительно не хотелось отказываться.
Принято считать, что одним из первых способности Полины разглядел Макс Вадукул — тот же фотограф, который заметил Анну Вялицыну. Действительно, его съемка для журнала «Vogue» в 2002 году обратила внимание на перспективную модель из Москвы, фактически положив на­чало ее звездной карьере. Но на самом деле фотографии Вадукула были для Полины не первым опытом работы в модных журналах.
Уже в 2000 году Полина значилась одной из моделей «Idol» — небольшого французского агентства с офисом в Париже. Правда, никаких блестящих заграничных контрактов пока не было. Одной из первых работ Полины Куклиной была съемка для русского «ELLE». В октябрьском номере журнала за 2000 год была опубликована серия фотографий, посвященных русской моде. Вещи для съемки дали Владимир Зубец, Юлия Николаева, Ирина Колпашникова и другие российские дизайнеры. Помимо Полины Кукли ной в ней участвовали еще две модели — девушки из агентства «Red Stars».
Для русского «ELLE» Полина Куклина снималась и в следующем, 2001 году. На этот раз это была ее «сольная» работа — съемка у известно­го фотографа Антона Ланге для материала «Пять звезд». Там Полина казалась очень независимой «поклонницей экстравагантного стиля в одежде и аксессуарах», отдыхающей на шикарном курорте, как говорилось в аннотации. Она по-прежнему считалась моделью агентства «Idol». Ей было 15 лет, и она выглядела очаровательной девушкой с почти идеальными чертами лица и точеной фигурой.
Примерно в это же время Полина Куклина приняла участие еще в одной важной съемке. Эта фотосессия осталась почти незамеченной, но именно она определила образ, в котором Полина работала несколько следующих лет. Речь идет о съемке Хеллин Кей (Hellin Kay), которая была сделана в начале миллениума.
Сама Хеллин — москвичка по рождению. Она родилась в 1972 году и провела в Москве первые несколько лет своей жизни. Затем ее семья уехала в Америку. Хеллин закончила известный Бард-колледж в Нью-Йорке, получив степень мастера в области изящных искусств и кино. Она работала в экспериментальном кино и сотрудничала с модными журналами. В Россию она часто приезжала с середины 1990-х делать собственные фотографические проекты. Начиная с этого момента, она фактически жила между Москвой, Петербургом и Нью-Йорком.
В той серии модных фотографий, которые Хеллин Кей сделала в российской столице, Полина выглядела московским подростком, сфотографированным в разных точках столицы — как будто во время прогулки по городу. Эти съемки фактически подтвердили хорошо известный тезис о том, что главное для модели — это «попасть в образ», то есть придумать собственное запоминающееся лицо.
На этих черно-белых фотографиях Полина выглядела несколько иначе, нежели в других фотосериях: не было ни пышных кудрей, как на фото для «ELLE» в 2000 году, ни сбившейся влажной прически. Простые прямые волосы лежали по плечам, и эта незначительная, казалось бы, перемена возымела неожиданный эффект. В характере Полины сразу появилась необъяснимая сложность. Она стала похожа на ребенка с напряженным драматичным взглядом.
Макс Вадукул, фотографируя Полину Куклину для «Vogue» в 2002 году, фактически использовал тот же прием. На его снимках она выглядит элегантнее и старше, но кажется все тем же сложным персонажем с аккуратным гримом, прямыми как струна волосами и открытым взглядом. Затем схожий прием повторил Микаэль Сандерс (Michael Sanders) в съемках для итальянского «Vogue» в 2003 году. Во внешности Полины нет ни примитивности, ни пустоты. И это заставило скаутов модельных агентств обратить на нее самое пристальное внимание.
Официальная версия появления Полины Куклиной в большом модельном бизнесе позднее прозвучала в ее интервью немецкому «Vogue». Как это часто бывает, в истории фигурировала лучшая подруга. Две девочки шли в модный дом Славы Зайцева: подруга Полины надеялась получить приглашение поработать в качестве модели. Шли небыстро, отвлекаясь на соблазны столичной жизни. В итоге девочки опоздали на два часа. Но именно к Полине подошел скаут с предложением заняться более серьезной модельной карьерой. Вскоре после этого Полина Куклина за­ключила контракт с агентством «Take 2».
К слову сказать, «Take 2» — не единственное агентство, представлявшее интересы Полины Куклиной. Она работала с «Why Not» в Милане, «City Models» в Париже и с «Trump Model» в Нью-Йорке. Для каждого из них Полина стала одной из самых рейтинговых моделей.
Летом 2003 года она уже принимала участие в показах на неделях моды в Европе. Среди коллекций, которые она демонстрировала в свой первый европейский сезон, были «Stella McCart­ney», «Prada» и «Miu Miu». Ее участие в последнем дефиле имело особое значение, поскольку в том же сезоне она стала лицом этой марки.
Марка «Miu Miu», вторая линия модного дома «Prada», появилась в 1992 году. Ее основательни­цей была Миучиа Прада (Miuccia Prada), хозяйка компании «Prada» и наследница семейного бизнеса. В 2003 году, когда Полина Куклина стала лицом «Miu Miu», любая работа с «Prada» уже давно считалась престижной и почетной. Участницами рекламной кампании «Miu Miu» в разные годы становились Мегги Гилленхал (Maggie Gyl-lenhall), Дрю Берримор и Хлое Севиньи (Chloe Sevigny). Для молодой манекенщицы это была очень достойная европейская премьера.
Одновременно с этим Полина продолжала сниматься для глянцевых журналов и работать с великими фотографами. Помимо Макса Вадукула, еще одним важным героем в ее биографии оказался Бен Хассетт (Ben Hassett). Он родился в Лондоне и довольно рано увлекся фотографией. Он достаточно активно снимал и во время обучения в университете. Его сотрудничество с модными журналами, в частности с «Vogue», началось почти неожиданно. Хассетта попросили сделать небольшую съемку для раздела «Красота». Его снимки понравились, и довольно скоро он стал одним из любимых фотографов журнала.
Фотографам этого поколения были необходимы модели особого типа: с безукоризненными линиями фигуры и очень аккуратными чертами лица. Одной из таких манекенщиц оказалась Полина Куклина. Бен Хассетт, снимавший ее для «Vogue» и «i-D», говорил:
— Знать ее значит любить ее. Она — само воплощение красоты.
Эта новая волна в модной фотографии, для которой Полина оказалась идеальной моделью, сделала девушку знаменитой. По крайней мере, это было одной из причин, по которой многие фирмы и многие журналы хотели видеть ее участницей своих съемок.
Особенно успешно карьера Полины Куклиной складывалась в 2004 году. Интерес к ней со сто­роны модных журналов был невероятен и в тече­ние нескольких месяцев буквально увеличился в разы. За этот год Полина появилась в журнальных фотографических сериях более 25 раз. Среди мастеров, с которыми она работала, были знаменитые Сольве Сундсбо, Сатоши Саикуза (Satoshi Saikusa) и Ник Найт. Полина Куклина становилась очень узнаваемой моделью.
В том же 2004 году она приняла участие в огромном количестве показов на модных неделях в Нью-Йорке, Париже, Милане и Лондоне. Среди коллекций, которые демонстрировала Полина, были «Alexander McQueen» и «Chanel», «Calvin Klein» и «Marni», «Prada» и «Max Mara». Ее приглашали лучшие и наиболее коммерчески успешные марки. В этом списке были и старые модные гиганты, и молодые, стремительно развивающиеся бренды. Полина оказалась одним из определяющих лиц моды первого десятилетия XXI века.
Это стало очевидно уже в следующем году, ко­гда количество фирм, желающих заключить с ней рекламные контракты, фактически удвоилось. Начало было положено еще в 2004-м, когда Полина Куклина стала лицом «Louis Vuitton», «Sportmax» и «Hugo Boss». Каждая из этих марок была по-своему знаковой в мире моды. Но самой легендарной в этом списке была, без сомнения, «Louis Vuitton».
Съемка рекламного буклета в 2004 году имела особое значение, поскольку марка «Louis Vuit­ton» отмечала 150-летний юбилей. Поэтому к выбору модели отнеслись особенно внимательно. Она должна была выглядеть аристократично и в то же время подчеркивать близость марки современному стилю. В этом смысле Полина Куклина оказалась наиболее подходящим канди­датом на эту роль: в ее идеальной красоте была несомненная сложность, но одновременно ощущался и дух времени.
Было достигнуто равновесие, которого стараются добиться многие модные дома. Поэтому год спустя сразу несколько знаменитых марок пригласили Полину для участия в своих рекламных кампаниях. Список фирм, пожелавших видеть Полину Куклину своим лицом в 2005 году, был на самом деле удивительным. В него входили «Burberry» и «Etro», «Nina Ricci» и «Tods», «Saks» и «Dior» (Полина представляла линию декоратив­ной косметики «Dior Addict»). Каждая из этих фирм была не только знаком определенной эпо­хи, но и считалась символом сформированного десятилетиями отношения к моде. Работа с каждой из этих марок в отдельности была бы уже несомненным успехом. Но все вместе они создавали палитру стилей и характеров, с которой могла справиться далеко не каждая модель.
На следующий год в послужном списке Полины появилась еще одна легендарная марка — «Hermes». Модель стала героиней обновленной рекламной кампании аромата «24 Farbourg». Этот парфюм, выпущенный в 1995 году, явился не только узнаваемым атрибутом «Hermes», но и одним из главных событий мира запахов в 1990-е годы. Все эти съемки были составляющими огромного успеха, которого Полина Куклина добилась как одна из самых востребованных моделей нескольких последних лет. Но, возможно, она была одной из первых, сделавших такой уровень работы российских моделей привычным. После Полины Куклиной стало казаться, что для девушки из России быть лучшей в своей профессии — это в порядке вещей.

Close