Наталья Водянова (Natalia Vodianova)

Широко поставленные большие глаза небесного цвета, вздернутый нос, пухлые капризные губы – женщина-ребенок. Именно это сочетание непорочности и сексуальности так нравится мужчинам. История Натальи Водяновой началась в тот день, когда на одном из первых кастингов к ней подошел известный фотограф Алексей Васильев и сказал: «О, Роми Шнайдер! Здравствуйте, Роми Шнайдер!»
Что она видела до тех пор? Провинциальный Нижний Новгород, крохотную «хрущевку», мать, работавшую на четырех работах, чтобы прокормить троих дочерей, одна из которых – инвалид. Наташа ухаживала за больной сестрой, помогала матери продавать на рынке фрукты – сначала таскала тяжелые ящики, а вскоре и сама встала за прилавок. Учиться было некогда, и она практически бросила школу. Бедность казалась беспросветной: не на что было купить одежду, приходилось перекраивать бабушкины и мамины вещи. В пятнадцать лет Наташа начала зарабатывать продажей фруктов. Со временем у нее появились деньги, чтобы вместе с подругой снять квартиру. Однажды приятель привел ее в модельное агентство, но Наталья поначалу не отнеслась серьезно к этому бизнесу. Однако там она поняла, что на внешность можно сделать ставку. «Когда мне стукнуло лет 15, я поняла, что во мне что-то есть. Ведь на меня обращают внимание мужчины. Тогда интуиция начала подсказывать, что в моей жизни что-то необычное будет связано с моей внешностью», – признавалась она позднее. Но о карьере модели Наталья тогда не мечтала. Она вообще не мечтала: «Мечта – это для меня что-то нереальное. А я очень реалистичный человек. Просто цепляюсь за каждый случай или шанс. И стараюсь использовать его до конца». А вскоре такой шанс подвернулся: в город приехали рекрутеры западных модельных агентств Георгий Джикидзе и Алексей Васильев. В Нижнем начался кастинг будущих моделей. «Я готовилась, не могла найти короткую юбку, опять пришлось переделывать старую одежду. А когда я пришла, мне все это показалось ужасным зрелищем. Сто девочек стояли в ряд. Как бы там ни было, я была гордым ребенком и не встала в эту линейку, а встала сбоку. И все-таки меня, слава богу, откопал этот гений, Алексей Васильев. У него такой талантливый глаз. Он подошел ко мне с камерой… И вот он говорит: «О! Роми Шнайдер! Здрасьте, Роми Шнайдер!»
И для Водяновой, и для модного фотографа Васильева это была звездная встреча. «Я сразу понял, что это суперновое и супермодельное лицо», – признавался Васильев. Для Натальи его слова звучали фантастически: «Ты поедешь в Париж, только выучи английский». А для начала он отправил ее фотографии в агентство Viva, которое и пригласило Водянову в Москву. В решительный момент мама и бабушка поддержали Наталью: «Поезжай, хуже все равно не будет». Ей просто нечего было терять.
Первой столицей, которая встретила Наташу, была Москва: огромная и чужая, в ней можно было потеряться, если бы не помощь Алексея Ва­сильева. Он открывал для вчерашней провинциалки город, учил ее позировать, помог организовать первую съемку для русского Vogue. Но скаут-директор Viva остался равнодушен к фотографиям «новой Лолиты», поэтому Алексей решил предложить свою «находку» другим модельным агентствам. И уже в декабре 1999 года Водянова отправилась в Париж на конкурс агентства Madison.
Жюри, в составе которого был сам Жан-Поль Готье, присудило Наталье второе место и предло­жило ей работу. Но Водянова решила обратиться в другое модельное агентство, и тогда Джикидзе посоветовал пойти в парижское отделение Viva, которое на этот раз пришло от нее в восторг. Чтобы понять, какое впечатление производила россиянка, достаточно процитировать слова фотографа Марио Тестино: «Она напомнила мне Кейт Мосс или Кэролин Мерфи, особенно своей небрежно вьющейся походкой. Кроме того, посмотрите: у нее же глаза львицы!» «Львица» же поселилась в отеле вместе с несколькими другими моделями и начала работать. Гонорары ее были минимальными по французским меркам – 600 франков в месяц, но девушке из русской провинции казались вполне достаточными. Правда, вскоре она переехала из отеля: ее приютил богатый француз, врач, который до сих пор остается самым лучшим другом Наташи — он даже крестил ее сына. Живя в спокойной обстановке, общаясь с человеком, который изнутри знал французский быт и общество, Наташа постепенно приспосабливалась к новой для нее реальности. Она сумела сосредоточиться на изучении языка и работе, и первое приглашение сняться для немецкого журнала ЕLLE получила очень быстро. После участия Натальи в нью-йорк­ской неделе высокой моды на нее буквально пролился дождь из самых заманчивых предложений, какие только может получить модель. Она участвовала в показах коллекций Ives Saint-Laurent, Gucci, Calvin Klein, ее снимали для самых известных журналов моды – Vogue, Harper’s Bazaar, W.
Ее образ – сексуальная девушка с детским лицом и серьезным взглядом. В 2003 году Calvin Klein подписал контракт с русской моделью: Наталья стала официальным «лицом и телом» компании. Подобные контракты сделали знаменитыми Кейт Мосс и Брук Шилдс. В том же году Водянова открывала и закрывала показы коллекций Ives Saint-Laurent, которые считаются самыми престижными в мире моды. А съемка для календаря Pirelli на 2004 год стала подлинным триумфом: такой чести удостаиваются лишь самые красивые и знаменитые женщины планеты. По данным Sunday Times, Наталья Водянова входит в третью сотню самых богатых людей Великобритании (в 2003 го­ду Наташа заработала 3,6 миллиона фунтов стерлингов). Сегодня она на вершине модного Олимпа, с ней работают ведущие мировые дизайнеры и фотографы. Но Водянова блистает не только за границей. Ее «лицо L’Oreal Paris» улыбается россиянам с экранов телевизоров и со страниц журналов, демонстрируя средства по уходу за молодой кожей и декоративную косметику.
Всего за три года она проделала путь от никому не известной девочки из российской глубинки до одной из ведущих моделей мира. В последнее десятилетие сразу несколько наших манекенщиц появилось на звездном небосклоне мировой мо­ды – кто-то исчез с него очень быстро, кто-то продолжает блистать до сих пор. Но успех Натальи Водяновой пока не превзойден. Она знает себе цену, она умеет работать, а кроме того, умеет жить сегодняшним днем и быть счастливой. Она не откладывает «на завтра» ни любовь, ни личную жизнь — в отличие от большинства известных европейских моделей.
В Париже на закрытой вечеринке Наталья познакомилась с лордом Джастином Портменом – свободным художником и коллекционером картин. «Я вовсе не собиралась на этот ужин, но, видимо, судьба была настроена очень решительно. Джастин флиртовал с моей подругой на другом конце стола, и когда он подошел ко мне, я довольно грубо ему ответила. Вообще-то я была пьяна, но и он тоже, так что оставшиеся два часа мы просто орали друг на друга. А все вокруг смеялись. Друзья подшучивали над Джастином, что он нашел наконец себе жену». На следующий день Портмен позвонил Наталье и извинился, а потом пригласил на свидание. «Он пришел, и его огромные глаза растопили мое сердце», – рассказывала Наталья. Обоим стало понятно, что это любовь с первого взгляда, и с тех пор они почти не расстаются. В начале 2001 года Наталья поехала в Африку на фотосессию, вместе с ней отправился и Джастин. После съемок они остались вдвоем, устроив нечто вроде медового месяца. «Получилось, что мы съездили в Африку за сыном», – говорил потом лорд.
Наталья тяжело переносила беременность, но решила рожать без обезболивания. «Хотелось все прочувствовать, пережить вместе с ребенком эту боль», – объясняла она потом. Во время родов Джастин держал Наталью за руку и очень волновался. Сын Лукас родился в Лондоне, и уже через шесть недель после его появления на свет Водянова снова вышла на подиум. Материнство не изменило ее облика – Наталья по-прежнему выглядит девочкой-подростком. Но теперь у нее появился новый привлекательный статус – молодой матери. Работает она так же много, как прежде, но теперь с ней повсюду ездят Лукас и Джастин – только так семья имеет возможность быть все время вместе. Нужно сказать, что семьей они стали еще до того, как заключили брак. И свадьба, которая состоялась уже после рождения Лукаса, была скорее формальностью. Брак Наталья и Джастин заключили ради Лукаса, чтобы тот стал законным наследником рода Портменов. Бракосочетание состоялось 1 сентября 2002 года в Санкт-Петербурге. Свадьба прошла с размахом: праздновали три дня, с банкетом в Петергофе, где для молодоженов и их гостей был арендован Тронный зал Большого дворца и включены фонтаны. Для гостей танцевали артисты балета Мариинского театра. Невеста была одета в жемчужно-серое платье, которое сшил для нее сам Том Форд – дизайнер и креативный директор Дома Gucci. Как ни странно, семьи жениха и невесты, живущие в совершенно разных мирах, очень друг другу понравились. Леди Портмен, мать Джастина, и до бракосочетания положительно относилась к выбору сына: Наталья девушка подходящая, добрая, состоятельная, а главное – любит Джастина, как умеют любить только русские женщины.
Сегодня молодые супруги живут в Нью-Йорке, в Центральном районе Манхэттена: у них огромная квартире в одном из небоскребов. Но Наталья показывала Джастину и Нижний Новгород — супруг должен знать жизнь в России. Наталья не стесняется ни бедности своего родного города, ни того, что когда-то торговала фруктами на рынке. Она даже научила аристократа есть борщ, воблу и пить водку. В первый свой приезд на родину любимой английскому лорду «повезло» близко познакомиться с одной неприятной особенностью национального характера – завистью: в одном нижегородском ночном клубе на Водянову напал старый знакомый и чуть не изуродовал. Но даже после такого прохладного приема соотечественников Наталья не собирается навсегда обосноваться в Америке или Англии. Больше того, через несколько лет она даже планирует переехать в Москву, чтобы Лукас смог выучить русский язык и получить образование. «Русское образование за границей очень ценится, – считает Наталья. – К тому же с 7 до 13 лет у ребенка формируется характер, мировоззрение, и я хочу, чтобы в этот период он был именно здесь. Я очень люблю свою страну, и для меня важно дать Лукасу шанс узнать Россию настолько, чтобы свободно здесь себя чувствовать». Но как бы в дальнейшем ни сложилась жизнь Лукаса, он никогда не останется без поддержки, как в свое время его мать. У будущего лорда кроме любящих родителей еще по трое крестных отцов и матерей, которые живут в разных странах мира и в случае необходимости придут ему на помощь.
Дети – это наше будущее», – говорит Водянова, и под словом «дети» она подразумевает не только своего ребенка. «Я вырастила двух сестер, одна из которых инвалид. И я знаю, каково это – иметь в нашем государстве больного ребенка, и с какими это связано страданиями. Но я постараюсь сделать все возможное, чтобы помочь не только детям-инвалидам, но и бездомным, и талантливым малышам». Так появилась идея заняться благотворительностью в России. Наталья основала собственный фонд – «Обнаженное сердце» (The Naked Heart Foundation) для помощи детям-инвалидам. «Может быть, таким образом мне удастся изменить их будущее», – говорит она. Для того, чтобы собрать деньги, Наталья организовала в Нью-Йорке благотворительный вечер, спонсором которого выступила фирма L’Oreal Paris. Во время мероприятия на аукцион выставили гитару Мика Джаггера с его автографом, «ужин с супермоделью», который придумала подруга Натальи манекенщица Хелена Кристенсен, билеты на показы коллекций одежды. Удалось собрать 400 тысяч долларов, и еще 70 тысяч Наталья вложила из личных средств.
При всей своей кажущейся простоте Водянова ос­тается загадкой. Наверное, именно это привлекает к ней дизайнеров, фотографов и публику. Водянова стала живым примером того, как можно поспорить с судьбой. Наталья не бежит от нее, не сетует на трудности – она просто использует все шансы, чтобы сделать жизнь лучше, и не только свою, но и тех, кто ее окружает. Даже работу моделью Водянова воспринимает именно как работу – в ней нет ни самолюбования, ни стремления заработать все деньги на свете. Она не старается изо всех сил продлить карьеру в мире моды – не задумываясь о том, как это скажется на контрактах, Наталья родила первого ребенка и сейчас ждет второго. «Все зависит от меня, — считает Водянова, — потому что уйти с подиума я могу хоть завтра. Но пока не определюсь, чем все-таки я хочу заниматься в будущей жизни, я буду работать моделью».
Плавные движения, бездонные глаза, густые волосы ундины. Словно в оправдание своей фамилии и знака зодиака – Рыбы, девушка из Нижнего Новгорода плывет по жизни, как по бурной воде – используя течение и не боясь поворачивать против него, если необходимо.

Close